О СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ НА УКРАИНЕ
Юзерпик 2015
yuridmitrich
ВОСЬМАЯ ВСЕРОССИЙСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ РКП(б)
Москва. 2—4 декабря 1919 г.
Резолюция ЦК PКП, подтвержденная конференцией

По вопросу об отношении к освобождающемуся от временного захвата деникинскими бандами трудовому народу Украины ЦК РКП постановляет:
1. Неуклонно проводя принцип самоопределения наций, ЦК считает необходимым еще раз подтвердить, что РКП стоит на точке зрения признания самостоятельности УССР.
2. Считая бесспорной для всякого коммуниста и для всякого сознательного рабочего необходимость теснейшего союза для всех Советских республик в их борьбе с грозными силами всемирного империализма, РКП стоит на той позиции, что определение форм этого союза будет окончательно решено самими украинскими рабочими и трудящимися крестьянами.
3. В настоящее же время отношения между УССР и РСФСР определяются федеративной связью на почве решений ВЦИК от 1 июня 1919 г. и ЦИКУ от 18 мая 1919 года.
4. Ввиду того, что украинская культура (язык, школа и т.д.) в течение веков подавлялась царизмом и эксплуататорскими классами России, ЦК РКП вменяет в обязанность всем членам партии всеми средствами содействовать устранению всех препятствий к свободному развитию украинского языка и культуры. Поскольку на почве многовекового угнетения в среде отсталой части украинских масс наблюдаются националистические тенденции, члены РКП обязаны относиться к ним с величайшей терпимостью и
осторожностью, противопоставляя им слово товарищеского разъяснения тождественности интересов трудящихся масс Украины и России. Члены РКП на территории Украины должны на деле проводить право трудящихся масс учиться и объясняться во всех советских учреждениях на родном языке, всячески противодействуя попыткам искусственными средствами оттеснить украинский язык на второй план, стремясь, наоборот, превратить украинский язык в орудие коммунистического просвещения трудовых масс. Немедленно же должны быть приняты меры, чтобы во всех советских учреждениях имелось достаточное количество служащих, владеющих украинским языком, и чтобы в дальнейшем все служащие умели объясняться на украинском языке.
5. Необходимо обеспечить теснейшую связь советских учреждений с коренным крестьянским населением страны, для чего должно быть принято за правило, чтобы уже на первых порах, при самом введении ревкомов и Советов, в них было привлечено большинство из представителей трудового крестьянства при обеспечении решающего влияния за представителями крестьянской бедноты.
6. Ввиду того, что на Украине, еще в большей мере, чем в России, преобладающую массу населения составляет крестьянство, задачей Советской власти на Украине является завоевание к себе доверия со стороны не только крестьянской бедноты, но и широких слоев среднего крестьянства, которое своими подлинными интересами теснейшим образом связано с Советской властью. В частности, сохраняя основные принципы продовольственной политики (государственная заготовка хлеба по твердым ценам, принудительная разверстка), необходимо способы ее проведения внимательно
сообразовать с условиями украинской деревни. Ближайшей задачей продовольственной политики на Украине должно быть извлечение хлебных излишков лишь в строго ограниченном размере, необходимом для снабжения украинской бедноты, рабочих и Красной Армии.
При извлечении излишков особое внимание должно быть обращено на интересы среднего крестьянства, при строгом отделении его от кулаческих элементов. Необходимо на деле разоблачать пред украинским крестьянством
контрреволюционную демагогию, внушающую ему, будто задачей Советской России является выкачивание хлебных и других продовольственных продуктов из Украины в Россию. Самое широкое привлечение бедного и среднего крестьянства к делу управления во всех областях должно быть вменено в обязанность агентам центральной власти, всем партийным работникам, инструкторам и т. и.
В тех же целях установления подлинной власти трудящихся должны быть немедленно приняты меры к тому, чтобы не допустить наводнения советских учреждений элементами украинского городского мещанства, чуждого понимания условий быта широких крестьянских масс и нередко прикрывающегося знаменем коммунизма.
Условием допущения такого рода элементов как в ряды партии, так и в советские учреждения должна быть предварительная проверка их трудоспособности и преданности интересам трудящихся на деле, и прежде всего на фронте, в рядах действующей армии. Везде и при всяких условиях подобные элементы должны быть поставлены под строгий классовый контроль пролетариата.
Ввиду того, что большое количество оружия, имеющегося на Украине в руках сельского населения, как показал опыт, неизбежно, при неорганизованности бедноты, сосредоточивается в руках кулацких и контрреволюционных элементов, что приводит вместо диктатуры трудящихся к фактическому господству бандитского кулачества, первейшей задачей советского строительства на Украине является извлечение всего оружия и сосредоточение его в руках рабоче-крестьянской Красной Армии.
7. Земельная политика должна проводиться с особым вниманием к интересам земельного хозяйства бедного и среднего крестьянства.
Задачей земельной политики на Украине должно явиться:
1) Полная ликвидация восстанавливаемого Деникиным помещичьего землевладения с передачей земель безземельным и малоземельным.
2) Советские хозяйства строить только в строго необходимых размерах, сообразуясь с жизненными интересами окружающего крестьянства.
3) В деле объединения крестьян в коммуны, артели и т. и. строго проводить политику партии, которая не допускает в этом отношении никакого принуждения, предоставляя это исключительно свободному решению самих крестьян и строго карая за всякие попытки внести в это дело начало принуждения.

К 100-летию Русской революции.
Юзерпик 2015
yuridmitrich
Газета "Киевлянин", воскресенье 15 января 1917 г.

Об уклонистах
Киев, 14-го января 1917 г.
Задача, положенная на князя Ширинского-Шихматова, огромной государственной важности. В деле освобождения от воинской повинности и отсрочек ее несомненно существуют злоупотребления. Эти злоупотребления, помимо сокращения состава армии, помимо возмутительной моральной стороны, в высшей степени оскорбляют и раздражают населения, исполнившее свой долг перед родиной. Родители, отдающие последнего сына, слабые физически, напрягающие однако силы, чтобы выполнить свою обязанность, выздоровевшие раненые, вновь идущие в бой, с горечью и негодованием смотрят на здоровых, жизнерадостных молодых людей, благополучно бездельничающих в тылу. Кроме того, создаются недружелюбные отношения социальных групп. Деревня посматривает на город с некоторым пренебрежением, видя в городе гораздо больше мужчин, чем в селе. Против некоторых наций складываются определенные убеждения в особенно частых уклонениях. Сенаторская ревизия при таком положении дела может принести пользу. Но задача кн. Ширинского-Шихматова таим в себе необычайные трудности. Необходимо помнить, что армия не может сражаться при парализованном тыле. Без снарядов, без хлеба, сахара, мяса, без сапог, шинелей, без папах, без правильного действия железных дорог, без работы чиновников, словом без напряженной работы всего населения – армия бессильна. Для этой тыловой работы нужны люди. Во многих случаях работа людей в тылу важнее для общего дела войны, чем в окопах; инженер – за чертежом, чем в штыковой атаке; управляющий имением, дающим сотни тысяч пудов хлеба, делает больше для войны в поле, чем исполняя обязанности писца в каком-нибудь штабе. Провести правильную грань, где кончается служение родине, хотя и в тылу, и начинается злоупотребление, трусость и эгоизм, во многих случаях очень трудно, требуется внимательное и вдумчивое отношение к делу.
Будем надеяться, что ревизующий сенатор таковое проявит.
Однако в борьбе с уклоняющимися есть другое оружие, кроме ревизии: последняя нужна для людей, лишенных чести и патриотизма. Есть значительное количество других людей, колеблющихся, неуравновешенных. При всеобщем подъеме духа эти люди радостно идут в ряды войск и становятся героями. При падении духа эти же самые люди делаются уклоняющимися. Лучшее оружие для уменьшения злоупотреблений – не угашать народного духа.

В. Шульгин

К 100-летию Русской революции.
Юзерпик 2015
yuridmitrich
Нацiональный вопросъ въ новой Россiи.
Паденiе стараго строя есть въ то же время окончательное паденiе агрессивнаго нацiонализма. Его сторонники искали укрѣпленiя государственной и народной мощи не въ развитiи собственныхъ матерiальныхъ и духовныхъ силъ, а въ ограниченiяхъ и стѣсненiяхъ чужой свободы. Отсюда его совершенно искусственный, какой-то мертвенный характеръ.
Сейчасъ провозглашенъ и подлежитъ осуществленiю принципъ равенства всѣх гражданъ Россiи безъ разлiчия нацiональностей и вѣроисповѣданiй. Проблемы, которыя представлялись необыкновенно сложными, разрѣшены нѣсколькими словами временнаго правительства. Вчерашняя утопiя стала дѣйствительностью. И можно понять, что различныя народности Россiи, привыкшiя относиться съ недовѣрiемъ и подозрительностью къ государственной власти, стремящiеся учитывать моменты ея слабости, ибо только въ эти моменты она готова была идти имъ навстрѣчу, не въ состоянiи освободиться отъ привычной психологiи. Русская свобода существуетъ лишь мѣсяцъ, а уже въ различныхъ концахъ Россiи раздаются требованiя о немедленномъ созданiи федеративно-республиканскаго строя, дѣлаются предложенiя осуществить автономiю явочнымъ порядкомъ.
Единство Россiи не можетъ пониматься въ новомъ строѣ такъ, какъ оно понималось въ старомъ. Неизбъжна широкая децентрализацiя, вдумчивое и внимательное отношенiе къ мѣстнымъ своеобразiямъ и интересамъ. Въ исторiи русской политической мысли рядомъ съ традицiями якобинскаго народоправства, такъ ярко представленнаго въ «Русской Правдѣ» Пестеля, имѣются традицiи областной самостоятельности, признанной, напримѣръ, въ конституцiонномъ проектѣ Никиты Муравьева. Эти традицiи могли находить извѣстную опору и въ исторiи управленiя нашихъ окраинъ. И можно надѣяться, что учредительное собранiе не закроетъ глазъ на эти географическiя и племенныя своеобразiя Россiи и не закрѣпитъ якобинскаго строя.
Но пусть и здѣсь рѣшающее слово принадлежитъ ему, когда оно будетъ строить новое зданiе русской государственности. Самочинное установленiе автономныхъ и федеративныхъ ячеекъ такъ же мало плодотворно, какъ и разрѣшенiе явочнымъ порядкомъ соцiальныхъ проблемъ. Останемся при болѣе неотложныхъ задачахъ момента: доведенiя войны до почетнаго конца, улучшенiя военнаго снабженiя, продовольственнаго и транспортнаго дѣла; обезпеченiя свободы при наличности спокойствiя и порядка въ странѣ. Нацiональный вопросъ есть не только политискiй; онъ имѣетъ моралную основу. Именно поэтому онъ долженъ быть разрѣшаемъ всенароднымъ разумомъ и всенародной совѣстью, а не отдѣльными захватами, котрые всегда несутъ въ себѣ зародыши реакцiи.
Начало нацiональнаго равенства утверждено безповоротно; далнѣйшее требуетъ сложной органической работы. Новая Россiя не можетъ ни у кого возбуждать сомнѣнiй въ способности и готовности выполнить эту работу. Сумѣемъ побѣждать старыя предубѣжднiя, сумѣемъ къ новымъ политическимъ и общественнымъ формамъ подходить съ новой душой.

С. Котляревскiй. Газета РУССКIЯ ВѣДОМОСТИ суббота, 8-го АПРѣЛЯ 1917 г.

К 100-летию Русской революции.
Юзерпик 2015
yuridmitrich
Газета УТРО РОССIИ за 20 декабря 1916 г. № 354. С. 2

Всероссийское дело

Таинственный «петроградский труп» обретен. И если могли быть до сей поры какие-либо сомнения, сейчас их нет. Сейчас все таинственное, все загадочное раскрыто, завеса сорвана. Слишком известное всей России «лицо», лицо, которое по «независящим обстоятельствам» русская печать все еще лишена возможности назвать полным именем, обнаружено, смерть его установлена.
Зияющая прорубь у Петровского моста поглощает «петроградский труп», другая прорубь выдает его обратно. Возмущена чистая стихия вод. Нечистое, что «нечистая» земля ввергает в нее, чистая стихия извергает из себя. И «петроградский труп» перед нами. Почва Петрограда, взлелеявшая этого кошмарного «незнакомца», присуждается принять его в свои болотные недра.
Черты «загадочности», «таинственности», которыми за страх услужающие людишки пытались было затемнить это петроградское ночное действо, исчезли. Отныне это не «сенсационное дело», а событие государственное, действительно «всероссийское дело», крупный акт истории, нашей истории, творимой на наших глазах, истории современной России.
Воистину сказочен русский богатырь. Как в сказке могуч и стоек, но как и в сказке простодушен он и вынослив. Для оживления этого русского богатыря, для раскрепощения великой страны от гнетущих оков постылого «сна» мало «живой воды», нужна была «вода мертвая», и эта «вода смерти», этот символ очищения от всякой скверны омывает темный образ того, в ком наиболее резко воплощается вся нечисть темных закулисных влияний, интриг и нашептываний, мертвящих все живое, все рвущееся к жизни и простору.
И хочется верить, что эта «темная» смерть темного человека не пройдет бесследно для России, что очищающая сила смерти именно в этот момент проявится, как никогда, что эта смерть откроет, наконец, глаза тем, у кого они все еще упорно сомкнуты. Хочется верить, что эта смерть развеет непостижимые для культурных умов чары, что сгущались на горе стране вокруг убитого «простеца» и окружали его ореолом чего-то властного, мистического, фатального.
Эта «темная» смерть, эта кошмарная ночь смертельной «освободительной» расправы, все это переносит нас из обстановки современной жизни к давно изжитым остальною Европой временам средневековья. И жутко ощущается при этом вся правовая незрелость нашей России, вся отсталость ее государственности, весь вопиющий культурный недорост нашего государственного строя.
«Слова» бессильны у нас в России. Все слова были сказаны. Горячие, патриотические, неопровержимые слова. И раздавались они из тех кругов, откуда они раньше не исходили. И слов оказалось недостаточно. Измученная, удрученная кошмарными переживаниями последних лет, всероссийская совесть восстала на освободительное, очищающее «всероссийское дело». Кровью достигается чистая, во спасение страны намеченная цель.
Пусть эта темная кровь, омытая мертвой водой исторического искупления, приблизит страну к светлым далям. Пусть темные силы России этою кровью искупят свой смертный грех перед родной страной.

Газета "Киевлянин" 24 марта 1917 года
Юзерпик 2015
yuridmitrich
Враги народа в дореволюционной России.

Петроградские отклики: В поисках справедливости

Одним из первых указов временного правительства явилось приостановление законов о ликвидации колонистского землевладения, затем прекращена травля сектантов, 18 марта А. И. Гучков отдал приказ о беспрепятственном приеме в военные училища молокан, штундистов, баптистов. Этими распоряжениями ставится крест над диким человеконенавистничеством, которое еще недавно именовалось борьбой с немецким засильем и пользовалось особым покровительством сановной бюрократии.

Вместо войны с внешним врагом, усердно занимались внутренним немцем, колебали основные гражданские законы, не считались с элементарной справедливостью, среди бела дня грабили трудолюбивых мужиков, прадеды которых имели несчастье родиться в Германии. Сотни тысяч десятин земли оставались невозделанными, колонистов сгоняли с вековых любовно разработанных пашень, там, где колосилась пшеница, ныне мерзость запустения. Государство нуждалось в хлебе и наряду с тем собственными руками уничтожало культурные хозяйства, лишь бы демонстрировать ненависть к Германии власть имущих. Не помогали указания земств, Г. Думы, сельско-хозяйственных обществ, необходимо было на потеху улицы на ком либо отыгрываться. Стыдно вспомнить, какими способами проводилась у нас борьба с немецким засильем, сколько было пролито невинных слез, какие миллионные аферы совершались под благородной личиной защиты родины от шпионов. Дошло до того, что даже суд, хранитель законности, отказался принимать жалобы ограбленных русских подданных на том основании, что предки их были выходцами неприятельских держав. Всякое слово протеста немедленно каралось, как покровительство изменникам.

Уличная пресса, сейчас перемывающая грязное белье Распутина и Романовых, еще недавно с особым смаком издевалась над каждым, кто носил иностранную фамилию, требовала чуть ли не поголовного повешания колонистов, чьи сыновья честно защищали Россию. На Милюкова, шульгина, Керенского, Скобелева с пеной у рта набрасывались нынешние суворинские республиканцы только за слово возмущения против травли невинных. Прогрессивный блок эти господа не стеснялись обвинить в измене русскому народу за то, что Г. Дума отказалась рассматривать беззаконный произвол, известный под именем правил о ликвидации немецкого землевладения.

Словно нарочно, корыстные скверные губернаторы оказывались наиболее рьяными борцами с внутренним немцем, начиная с сибирского Сухомлинова и кончая кубанским Бабычем. Комиссия А. С. Стишинского создалась по почину гофмейстера Штюрмера, высылка колонистов в Сибирь широко практиковалась в дни Хвостова – Белецкого, сумевших приобрести солидные латифундии на местах прежних крымских колоний. Моменты невероятной бюрократической анархии совпадали как раз с усилением травли обрусевших выходцев из Германии.

В самый последний момент по инициативе Раева – Протопопова решили отобрать земли у менонитов, которых казенные листки вкупе с суворинскими газетами произвели в закостенелых недругов России. Нашли обоснование шпионства: в Гамбурге имеется сектантская семинария, в ней учились некоторые из менонитских проповедников, хотя здесь же несколько месяцев обучался и Ллойд-Джордж, ревностный из баптистов Англии.

Старых грехов не исправить, обиженные раньше должны забыть и простить. Новое правительство, посколько могло восстановило попранную справедливость, ныне борьба с немецким засильем не тронет честных граждан России, независимо от из происхождения, языка и религий. Все будем работать для общего дела, над врачеванием глубоких ран тыла, травля «врагов внутренних» кончается, клеветникам приходится уходить со сцены.

Подписано: Петроградец.

Совет рабочих и солдатских депутатов должен сделать новый переворот или не мешать правительству.
Юзерпик 2015
yuridmitrich
Киев, 27 марта
(По телеграфу из Петрограда)
На предложение господина Стеклова, сделанное немцам от имени петроградского пролетариата, – свергнуть Вильгельма – Гинденбург ответил разгромом пяти русских полков на Стоходе. Один полк потерял половину состава, два других вывели несколько сот человек и два погибли полностью.
В Петрограде весть о паническом разгроме на Стоходе произвела слишком сильное впечатление. Правда, люди более выдержанные объясняют, что выдвинутый вперед плацдарм всегда таит в себе опасность в случае внезапного наступления врага быть отрезанным от своих. В данном случае так и было. Пять пострадавших полков занимали сильно выдвинутое положение на левом берегу Стохода и внезапным ударом немцев были отрезаны.
Однако, большинство не верит этому объяснению. Причины поражения видят в разрушении духа армии, в том, что подорвана дисциплина. Немецкие войска, говорят, напуганные, беспрекословно исполняют приказания своих офицеров, а наши обсуждают эти приказания, потому что теперь свобода. И, вследствие такого понимания свободы, немцы нас бьют и бить будут.
Напрасно более спокойные люди урезонивают, что для такого отчаяния нет основания, что поражения могут быть всегда, что при выдвинутых положениях и немцев сколько раз били – эти успокоения не действуют. Петроградцы с ужасом говорят о флоте, о том, что балтийский флот, славно работавший в эту войну, теперь беспомощен, так как почти лишен офицеров, что поэтому правый фланг нашего флота обнажен, и немецкий десант неизбежен.
С той же истеричностью, как несколько дней тому назад стукали лбом перед каждой красной тряпкой, теперь проклинают большевиков, в особенности авторов знаменитого приказа номер первый. Говорят, что этот приказ погубил Россию. Он совершенно поколебал положение офицеров, он погубил Кронштадт, страшно ослабил флот, и, как видно из действий на Стоходе – разрушает и армию. Проклинают на все лады и требуют, чтобы господин Стеклов, стоящий во главе совета рабочих и солдатских депутатов, всенародно заявил, что он не Стеклов, а Нахамкис, ибо, говорят, теперь, после объявления равноправия он имеет право жительства и ему нечего скрываться под чужими именами.
Словом, послушать напуганных петроградцев, все пошло прахом. На самом же деле все это, конечно, невероятно преувеличено.
Однако, опасность действительно велика. Но надо смотреть в корень. Опасность в том, что у нас – два правительства. Еще в ночь на второе марта я говорил Стеклову, журналисту Суханову, адвокату Соколову и другим воротилам совета рабочих и солдатских депутатов:
- Власть должна быть одна. Поэтому, если вы чувствует в себе силу управиться с Россией – арестуйте всех нас, арестуйте Государственную Думу и правьте сами. Если же вы управлять Россией не беретесь, не мешайте тем людям, которые имеют мужество взять на себя бремя власти.
Эти господа ответили мне, что они нас арестовывать не собираются. Но они сделали гораздо хуже. Допустив образование временного правительства, они теперь жмут ему руки и со связанными руками отдают на растерзание Гинденбургу, который пользуется всей полнотой власти.
Совершенно ясно, что пока будет двоевластие, ждать толку нельзя. Совет рабочих и солдатских депутатов или должен сделать новый переворот – свергнуть временное правительство и стать на его место, или же предоставить правительству быть правительством. Если он этого не сделает, если присвоением себе параллельной власти он будет вносить разъединение, беспорядок и сомнение в умах перед лицом врага, то разгром России ляжет на его ответственность.

В. Шульгин

"Киевлянин", 28 марта 1917 года, статья на 1-й странице газеты

Обращение Временного Правительства
Юзерпик 2015
yuridmitrich
Временное Правительство, обсудив военное положение русского государства, во имя долга перед страной решило прямо и открыто сказать народу всю правду. Свергнутая ныне власть оставила дело обороны страны в тяжелом расстроенном положении. Своим преступным бездействием и своими неумелыми мерами она внесла разруху в наши финансы, в дело продовольствия и перевозок, в дело снабжения армии. Она подорвала наш хозяйственный строй.
Временное Правительство, при живом и деятельном содействии всего народа положит все силы на дело исправления этих тяжких последствий старого режима. Но время не ждёт. Кровь многих сынов родины без меры лилась за эти два с половиною долгих года войны, но страна все еще остается под ударом сильного врага, захватившего целые области нашего государства и ныне, в дни рождения русской свободы, грозящего нам новым решительным напором. Оборона во что бы то ни стало собственного родного достояния и избавление страны от вторгнувшегося в наши пределы врага — первая насущная и жизненная задача наших воинов, защищающих свободу народа,
Предоставляя воле народа в тесном единении с нашими союзниками окончательно разрешить все вопросы, связанные с мировою войной и её окончанием, Временное Правительство считает своим правом и долгом ныне же заявить, что цель свободной России — не господство над другими народами, не отнятие у них национального их достояния, не насильственный захват чужих территорий, но утверждение прочного мира на основе самоопределения народов. Русский народ не добивается усиления внешней мощи за счет других народов, он не ставит своею целью ничьего порабощения и унижения. Во имя высших начал справедливости им сняты оковы, лежавшие на польском народе. Но русский народ не допустит, чтобы родина его вышла из великой борьбы униженной и подорванной в жизненных своих силах. Эти начала будут положены в основу внешней политики Временного Правительства, неуклонно проводящей волю народную и ограждающей права нашей родины, при полном соблюдении обязательств, принятых в отношении наших союзников.
Временное Правительство свободной России не в праве скрывать истину от народа. Государство в опасности. Нужно напрячь все силы для его спасения. Пусть ответом страны на сказанную правду будет не бесплодное уныние, не упадок духа, а единодушный порыв к созданию единой народной воли. Она даст нам новые силы к борьбе и приведет нас к спасению.
В час сурового испытания пусть вся страна найдёт в себе силы закрепить завоеванную свободу и отдаться неустанной работе на благо свободной России. Временное Правительство, давшее торжественную клятву служить народу, твердо верит, что, при общей и единодушной поддержки всех и каждого, и само оно будет в состоянии выполнить свой долг перед страной до конца.
Подписал министр-председатель кн. Г.Е. Львов Журнал Нива № 14 Март 1917г.

Документы сталинского времени
Юзерпик 2015
yuridmitrich




Разговоры о мире
Юзерпик 2015
yuridmitrich
Статья из журнала НИВА
за 23 сентября 1917 года.

Преобладающее влияние, которое со времени революции приобрели в России различные социалистические партии, не замедлило сказаться и на международных отношениях. При старом порядке была известная двусмысленность в положении реакционной России, вынужденной ходом событий сражаться за возвышенные начала свободы и права в тесном союзе с наиболее передовыми странами мира. Рассуждая логически, естественно было думать, что крушение царского самодержавия должно было бы уничтожить эту двусмысленность. Казалось очевидным, что освобождённая Россия еще теснее объединится с демократиями Англии и Франции, и что великая борьба держав согласия против союза реакционных монархий центральной Европы пойдёт с удвоенной энергией. Можно было надеяться, что благодаря этому к осени 1917 года почетный и прочный мир будет обеспечен.
Но случилось иначе. Случилось так, что господствовавшие в нашем социализме интернационалистические настроения стали сильнейшим образом давить на внешнюю политику революционной России, и что прежняя двусмысленность сменилась новою. До революции царская Россия была чужой в стане свободных наций, восставших против германского милитаризма. После революции Россия, руководимая социалистами-интернационалистами, опять оказалась чужой среди „буржуазных" демократий Европы и Америки. Вместо объединения получилось сугубое разобщение. Война не выиграла, а проиграла от русской революции, В течение первых двух месяцев, пока Россией управляло Временное Правительство буржуазного состава, а проповедью интернационализма занимался Петроградский Совет Рабочих и Солдатских Депутатов, открытых недоразумений между Россией и союзниками не возникало. Но когда первое коалиционное Правительство, под давлением Совета, усвоило циммервальдовскую формулу мира „без аннексий и контрибуций, на основе самоопределения народов", эти недоразумения вышли наружу и вскоре обострились до крайности.
Постепенно Россия вышла из международного оборота, как политический фактор и как военная сила. Мы „оторвались" от союзников обоими флангами нашего общественно-политического строя. Значительно ухудшились официальные отношения между Временным Правительством и правительствами союзных держав. С другой стороны, обнаружились серьезные разногласия и между нашими социалистическими партиями и союзными социалистами. В то время как наши социалисты насквозь пропитаны духом интернационализма и больше всего озабочены воссозданием "Интернационала", социалисты союзных стран твердо стоят на национальной почве и посвящают все свои силы делу обороны отечества. Несмотря на неоднократные попытки понять друг друга и сговориться, это расхождение двух течений социалистической мысли и политики так и осталось неустранённым. Упадок политического значения революционной России сопровождался совершенным расстройством нашей армии. Дезорганизованная и отравленная ядом большевистской пропаганды, русская армия почти утратила характер реальной боевой силы. В начале революции вожди „революционной демократии" гордо заявляли, что свободная Россия займёт первое место среди народов мира. Вера в это основывалась на убеждении, что русская революция потрясёт до основания ветхий буржуазный правопорядок, и что все народы признают в русских революционерах своих учителей и руководителей. Суровая действительность обманула эти ожидания. „Буржуазный" мир остался на мете, а революционная Россия оказалась отодвинутой в самый задний и темный угол здания международного общения.
Германское правительство очень внимательно следило за этими превратностями русской политики. Можно думать, что уже около года тому назад серьёзные германские политические деятели поняли невозможность решительной победы над всеми союзниками и „целокупного" осуществления в один приём империалистской программы-максимум. С тех пор в Германии всесторонне обсуждаются и пользуются поочередно успехом две мирных программы: сепаратный мир с Россией в ущерб нашим западным союзникам и мир с Англией и Францией за счет России. В первые месяцы революции Германия несомненно склонялась к идее сепаратного мира с Россией. Она возлагала большие надежды на тактику наших большевиков, на своих социал-демократов и на формулу „без аннексий и контрибуций" и даже пыталась одно время через главнокомандующего восточными фронтом войти в переговоры с нашими военными властями и организациями.
Но у России хватило проницательности, чтобы понять, что сепаратный мир надолго отдал бы нас в германскую кабалу, и мужества, чтобы решительно отвергнуть все провокационные предложения. Тогда Германия переменила фронт и начала „вентилировать" программу мира „за счёт России". В едва замаскированной, приличия ради, форме Германия говорила по адресу Англии и Франции:
„Вы видите, что на Россию вам больше рассчитывать нечего. Бросьте же этот балласт, стесняющий ваши движения. Давайте, договоримся друг с другом мы, сильные, жизнеспособные государства. Из дряблого утратившего волю к самозащите организма России можно будет нарезать сколько угодно жирных „компенсаций", которых хватит на всех. Благо, выкинутые самими русскими фантастические лозунги позволяют произвести эту операцию с соблюдением всего „революционно-демократического" этикета. Такой приблизительно смысл имела в частности и августовская нота папы Бенедикта ХV. Предлагая воюющим начать разговаривать о мире, римской первосвященник, не упоминал о России и русских интересах. Он, видимо, мыслит Россию не „субъектом", а „объектом" мирных переговоров.
Проекты мира за счет России, откровенно поставленные на очередь германской дипломатией, были без колебаний отвергнуты нашими союзниками. Здесь сыграли свою роль и свойственное культурным нациям уважение к принципам нравственности и права в международных отношениях, и простейшие соображения политической выгоды. Союзники не имеют пока оснований признать себя побежденными хотя бы наполовину. А для них совершенно ясно, что мир, который усилил бы Германию на востоке, быль бы равнозначащ частичному их поражению. Поэтому они предпочитают продолжать войну, тем более, что к весне должна дать себя почувствовать могущественная помощь Америки.
Напротив, в России германские интриги не вызвали определённого к себе отношения. Поглощенные внутренними междоусобиями и партийными дрязгами, вожди революционной России обнаруживают какое-то поразительное безразличие к международным судьбам отечества. Про обывателя и говорить нечего. Сбитый с толку революционной словесностью, он давно уже „обеими руками" отдал Германии Ригу и Вильну и всецело озабочен продовольствием. В этом широко у нас распространенном настроении и кроется самая грозная для нас опасность разговоров о мире. Да, конечно, союзники мира за наш счёт сознательно и планомерно не заключат. Но, когда мы окончательно выйдем из войны и перестанем быть союзниками наших союзников, мир сам собой заключится за наш счёт. У нас отрежут и Прибалтийский край, и Бессарабию, и Литву и вторую половину Сахалина, и сделают это „без аннексий" на точном основании „самоопределения народов"...
Проф. К. Соколов.

Единство России
Юзерпик 2015
yuridmitrich
(Статья из журнала НИВА за 3 июня 1917 года в современной орфографии)

Россия — государство многоплеменное и многоязычное. Единый в политическом отношении народ Российской державы состоит из очень большого числа народностей или национальностей, отличающихся друг от друга по признакам племенного происхождения, языка, культуры и веры. Господствующее положение среди национальностей России искони принадлежало русскому племени с его тремя ветвями: великорусской или центральной, малорусской или украинской и белорусской или северо-западной. Однако, в создании и материальных богатств, и духовных сокровищ, которыми гордится великая Россия, несомненно, принимали видное участие и прочие населяющие российскую территорию народности. Немцы и латыши, эстонцы и литовцы, армяне и грузины, евреи и различные племена мусульманской веры на протяжении веков испытывали на себе влияние русской культуры и в свою очередь накладывали свой отпечаток на культурный облик русской народности. Российская государственность и российская культура представляют собою плод многосложного сотрудничества и взаимодействия всех этих элементов. Именно в этом состоит особая культурно-историческая ценность России как целого, именно поэтому и для господствующего русского племени, и для исторически с ним связанных инородческих национальных групп сохранение единства Российского государства есть дело огромной жизненной важности.
Старый государственный порядок понимал задачу сохранения единства России чрезвычайно примитивно. Необходимым условием этого единства он считал строгую централизацию государственного управления. Он легкомысленно пренебрегал законными стремлениями и притязаниями отдельных народностей России и думал, что их можно заглушить и подавить мерами полицейского насилия. Ставя себе целью в культурной области русифицировать или обрусить „инородцев", он в области политической применял к ним режим бесправия и произвола. Конечно, и в национальном вопросе этот режим дал самые безотрадные результаты. Гнёт полицейского самовластия усиливал на местах не центростремительные, а центробежные силы; вместо того, чтобы поддерживать и укреплять государственное единство, он питал всевозможные «сепаратизмы». До государственного переворота то, что таилось в глубинах государственной жизни, было скрыто от глаз наблюдателя официальным парадом обязательного казённого благополучия. Но когда самодержавие было свергнуто, перед всеми открылась жуткая картина национального распада и национальной борьбы. Для многих, очень многих русских людей развернувшееся перед ними зрелище было столько же потрясающим, сколько и неожиданным.
Русская революция была вызвана стихийным протестом народного разума против порядков царского самодержавия. Революция только в том случае будет „оправдана", если ей удастся вместо старого государственного порядка создать другой, более совершенный. В частности, среди вопросов государственного строительства оказавшихся не по силам самодержавию, революционной России предстоит разрешить и национальный вопрос. Революция должна и здесь „оправдать" себя. Она должна создать такие формы государственного быта, которые, с одной стороны, обеспечивали бы сохранение России, как целого, а с другой - открывали бы каждой народности Российского государства возможность самого широкого развития и удовлетворения своих национальных нужд и потребностей. Естественно, что и этот вопрос основного или "конституционного" характера относится к предметам ведения будущего всероссийского Учредительного Собрания. До Учредительного Собрания Россия должна быть доведена в том самом составе, в каком революция унаследовала её от самодержавия. Никто не в праве „явочным" порядком растаскивать Россию по кусочкам, Но на каждом сознательном гражданине России уже теперь лежит обязанность уяснить себе свое отношение к вопросу об единстве Российского государства и о положении отдельных его частей, и подготовиться к тому, чтобы выразить свой взгляд на этот вопрос на выборах в Учредительное Собрание.
Не дожидаясь Учредительного Собрания, Временное Правительство уже осуществило начало уравнения в правах всех граждан России, независимо от их национальности и вероисповедания. Не подлежат сомнению, что полное признание гражданского равенства смягчит у нас национальные противоречия и внесёт известное успокоение в область национальных отношений. Но на этом остановиться было бы невозможно, и Учредительное Собрание силою вещей должно будет пойти значительно дальше в обеспечении интересов и прав народностей России. Сравнительно просто при этом дело будет обстоять с такими группами населения, которые, как еврейство или разноплеменное мусульманство, не населяют сплошных территориальных пространств, и которые требуют лишь национальной или культурной автономии, отлично укладывающейся в рамки самого строгого государственного единства. Гораздо сложнее и труднее урегулировать положение национальных групп, которые более или менее сплошной массой населяют определённые территории и с большим или меньшим основанием заявляют свои «исторические права» на эти территории. Таковы украинцы, грузины, латыши, эстонцы, литовцы, белорусы и т. д. Всё это народности, требующие уже не культурной, а территориальной автономии. Между тем широко поставленная территориальная автономия может колебать государственное единство и в конечном расчёте даже вести к распадению единого государства на ряд самостоятельных государств.
Среди русских политических партий есть такие, которые не страшатся этих крайностей местного «автономизма» и высказываются в пользу превращения России в федеративную республику, состоящую из целого ряда мелких республик, образованных на территориально-национальной основе. Идея союзной Российской республики или соединенных штатов России действительно имеет в себе много привлекательного и соблазнительного. Как идеал отдаленного будущего, программа создания союзной Российской республики вполне приемлема. Но она не может быть взята в качестве основы реальной политики настоящего. Достаточно сравнить, например, финляндскую окраину России с другими, претендующими на национально - территориальную автономию областями, чтобы убедиться в этом. Финляндия — это действительно законченное политическое целое с точно обозначенными границами, с отстоявшеюся местною жизнью, с определившеюся культурной физиономией. Но как быть с Украиной, Латвией, Белоруссией? Ведь все эти области находятся еще в состоянии брожения и формирования. Границы их изменчивы и условны, в них самих идёт жестокая внутренняя борьба между различными группами населения за местное преобладание, потому что каждая из иих есть в миниатюре то же, что вся Россия в гигантском масштабе. Возвести их в ряды самостоятельных республик значило бы отдаться на волю случайностям и потрясти основы государственного единства России, никого вполне не удовлетворив и не умиротворив.
Повидимому, Учредительному Собранию придётся идти другим путём и начать не с конца, а с начала,—с первооснов местной жизни. Надо будет начать с предоставления широкой местной самостоятельности не областям, не провинциям, а ещё более мелким единицам, например, губерниям. Такая губернская децентрализация даст местной жизни больше простора и свободы, чем областная автономия, и притом без всяких угроз для целости государства. А уже в дальнейшем, на почве пышного и здорового расцвета местного самоуправления, быть может, создадутся необходимые предположения для перехода России к федеративному строю. Тогда будет ясно видно, из каких элементов и как можно будет сложить здание союзной Российской республики, единой и в то же время свободной.

Проф. К. Соколов.

?

Log in

No account? Create an account