yuridmitrich (yuridmitrich) wrote,
yuridmitrich
yuridmitrich

Платили ли большевики контрибуцию Германии в 1918 году?

МИРНЫЙ ДОГОВОР МЕЖДУ РСФСР, С ОДНОЙ СТОРОНЫ,
И ГЕРМАНИЕЙ, АВСТРО-ВЕНГРИЕЙ, БОЛГАРИЕЙ И ТУРЦИЕЙ, С ДРУГОЙ СТОРОНЫ, ЗАКЛЮЧЕННЫЙ В БРЕСТ-ЛИТОВСКЕ 3/17 МАРТА 1918 Г.
Статья 9
Договаривающиеся стороны взаимно отказываются от возмещения своих военных расходов, т.-е. государственных издержек на ведение войны, равно как и от возмещения военных убытков, т.-е. от тех убытков, которые были причинены им и их гражданам в зоне военных действий военными мероприятиями, в том числе и всеми произведенными во вражеской стране реквизициями.
Брест-Литовск, 3 марта 1918 г.

ГЕРМАНСКО-РУССКОЕ ФИНАНСОВОЕ СОГЛАШЕНIЕ, СЛУЖАЩЕЕ ДОБАВЛЕНIЕМЪ ДОПОЛНИТЕЛЬНАГО ДОГОВОРА КЪ МИРНОМУ ДОГОВОРУ, ЗАКЛЮЧЕННОМУ МЕЖДУ ГЕРМАНIЕЙ, АВСТРО-ВЕНГРIЕЙ, БОЛГАРIЕЙ И ТУРЦIЕЙ СЪ ОДНОЙ СТОРОНЫ И РОССIЕЙ СЪ ДРУГОЙ.
(…)
Статья 2.[Bearbeiten]
Россія уплатитъ Германіи для вознагражденія потерпѣвшихъ отъ русскихъ мѣропріятій германцевъ сумму въ шесть милліардовъ марокъ причемъ приняты во вниманіе соотвѣтственныя требованія съ русской стороны и засчитана цѣнность конфискованныхъ послѣ заключенія мира германскими военными силами въ Россіи запасовъ.

Из памятной записки государственного министра Карла Гельфериха рейхсканцлеру Гертлингу:
Берлин, 19 августа 1918 г.
«…В общем и целом, эти договоры очень разумны и являют собой очень ценное дополнение к развитию Брестского мира. Но в отдельных пунктах я вижу большую опасность, так как они могут укрепить впечатление о нашей солидарности с большевиками, испортить наши отношения с небольшевистской Россией и направить в лагерь Антанты группы, которые могут создать новую
Россию.
В финансовой и экономической области это относится в особенности к сделке, согласно которой Россия по декретам выплачивает Германии до 1 июля 1918 года определенную сумму как компенсацию за экспроприацию германского имущества (имеется в виду, в первую очередь, декрет о национализации от 28 июня 1918 г.). Таким образом, Россия получает свободу действий, и Германия уже не может возражать против этой экспроприации или требовать возмещения в каждом отдельном случае».

Из протокола совещания с руководителями политических фракций рейхстага у заместителя рейхсканцлера фон Пайера:
21 августа 1918 г.
Депутат Эберт: Договоры имеют большое политическое значение. Я считаю крайне важным, чтобы до ратификации высказались фракции. Моя фракция в этом очень заинтересована. Наши взгляды на политику в лимитрофах ясны. В договорах мы видим продолжение неверной политики. Мы против присоединения Эстляндии и Лифляндии, так как Россия никогда не смирится с этим. У нас большие сомнения и относительно финансово-политического содержания договоров. Требование 6 миллиардов объективно не оправдано. Мы хотели заключить с Россией мир без контрибуций, я прошу срочно заслушать главную комиссию. Это требование основано на соглашениях между нашим и русским правительством и парламентом, согласно которым главная комиссия должна быть
заслушана при принятии важных решений. Это беспрецедентно просить индемнитета при заключении государственного договора такой важности.
Депутат Дове: Я согласен с мнением его превосходительства Пайера в том, что нет причины созывать главную комиссию. (После этого Дове называет несколько причин, которые делают желательным немедленный созыв рейхстага.) Не следует отклоняться от предписанных правил в таком важном деле.
Его превосходительство Криге: В договоре ничего не говорится о контрибуции. Речь идет о компенсации за нанесенный немцам ущерб. Если мы будем созывать рейхстаг, то потеряем минимум 10 дней; за это время может что-нибудь произойти. Мы надеемся, что заключение договора приведет к улучшению ситуации на востоке, поэтому необходимо действовать быстро.
Рейхсбанк очень настоятельно высказывает пожелание, чтобы как можно скорее Россия сделала выплаты согласно договору.
Депутат Грубер: Я не могу согласиться, что речь идет о контрибуции; это просто дополнительные обязательства. Статьи по Эстляндии и Лифляндии сформулированы в Брестском договоре недостаточно четко. Новые договоры дополняют их. Мы одобрим их, как одобрили Брестский договор. Речь не идет об аннексии, так как лимитрофы добровольно присоединятся к нам.

Барон Карл фон Ботмер «С графом Мирбахом в Москве»
(Дневниковые записи и документы за период с 19 апреля по 22 октября 1918 г.)
30 июля.
Тем временем из Берлина пришло подтверждение того, что согласно Дополнительным договорам за выплату от 6 до 7 миллиардов русским дается право национализировать немецкое имущество. Здесь по праву расценивается такое решение как слабость и намерение и в дальнейшем тесно сотрудничать с коммунистической диктатурой.
Как же представляют на Вильгельмштрассе будущее использование немецкого духа предпринимательства, немецкого капитала в России? Откуда возьмется смелость у немецкого торговца или промышленника, если он не уверен, что Германия защитит его? Как выдержит он конкуренцию представителей других государств? Надежда была на совершенно противоположное: на всестороннюю защиту наших интересов, на категорический протест против любого насилия по отношению к немецким компаниям и бизнесу.
Мы, дилетанты, конечно, не способны понять, что кроется за этими планами.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments