Category: политика

Что советовали русским 80 лет назад?

В 1938 году в эстонском Таллинне вышла книга эмигранта из России Э.Г. фон Валя «Как Пилсудский погубил Деникина», посвящённая политике Польши по отношению к белому движению, к России и к Украине. В ней автор даёт советы русским эмигрантам учесть политические ошибки, совершенные ими по отношению к национальным окраинам. Казалось бы, что книга устарела уже к сороковым годам ХХ века, но современная геополитическая обстановка снова резко изменилась, хотя теперь советы автора по свержению ныне существующего правительства уже пытаются осуществить совсем другие эмигранты. В любом случае людям, интересующимся политикой, будет интересно прочитать небольшой отрывок из этой книги.

«…Да простится нам, если мы осуждаем среди прочих и действия Венценосного Страдальца, в конечном результате которых загробный мир обогатился 30 миллионами мучеников революции, а этот свет 180-миллионами «униженных и оскорбленных» на пространстве бывшей России
Во имя успешных достижений в будущем, русским, мне кажется, следует отрешаться от симпатий и антипатий к тому или иному народу и следовать плану, построенному только на эгоизме. Так поступал Пилсудский и события оправдали его. В сущности, политическое положение русской эмиграции тождественно с положением польской эмиграции до 1914 года. То, что для поляков была Пруссия, для русских ныне Польша, — что для них была Россия, для русских советская власть, а будущая Украина может для великороссов сыграть ту роль, которую для поляков сыграла Австрия. Первый фактор, кажущийся необходимым для успеха русской национальной идеи, это война Польши с советами. Как первая, так и вторые прибегнут к вооружению украинцев. Это ясно из заявления ген. Кутржебы. Неизбежно возникнет то же соревнование между Польшей и советами, которое заставило Брусилова 16 июня 1916 года заявить в целях привлечения Польши на нашу сторону: «Единственная возможность расположить поляков в пользу России — осуществить обещания в размерах, которые, конечно, не должны быть меньше того, что предлагает полякам Австрия», С окончанием советско-польской войны украинцы потребуют вознаграждения за счет побеждённого. Если таковыми будут советы, то легко себе представить возникновение автономной Украины под гегемонией Польши. Если же будет побеждена Польша, то, естественно, Москва присвоит себе не коренные польские земли, а лишь территории, заселенные украинцами. Как в первом, так и во втором случае украинцы имеют шанс добиться иностранного заступничества в пользу удовлетворения своих национальных прав. При громадной численности украинцев и их положительных качествах, при наличии патриотизма, развившегося за последние годы, с уверенностью можно рассчитывать на организацию активных сил на Украине. Уже сейчас в этом отношении делается значительная работа, о которой мало, кто знает. Следующий шаг будет несомненное столкновение уже достигшей некоторой организации Украины, будь то с советами или с Польшей, в зависимости от того, кому она попалась в подчинение при непременной поддержке побежденной ранее стороны. Вопрос решится в пользу того, за кого станет Германия. Если удар всех будет направлен против Польши, то результат может быть только один — возникновение самостоятельной Украины. Если же Германия станет на сторону советов, то она это сделает с единственной разумной целью, которую можно допустить, т. е. целью раздела Польши или по меньшей мере захвата «коридора». Тогда Германия настоит на расчленении Польши не в пользу России (это нонсенс), а в пользу независимой Украины. Итак, рассуждая без предвзятости, мы приходим к заключению, что столкновение между советами и Польшей, неизбежное по причинам польского «всё или ничего» и ряду других, о которых здесь не место говорить, должно окончиться возникновением независимой Украины. Образование этого независимого государства выгодно для соседей. Оно, вероятно, в короткое время достигнет значительной мощи, в виду буржуазных инстинктов украинцев. Соседство с советами не может быть украинцам по вкусу. Тогда настанет час для русских националистов. Они смогут применить свои силы к созданию таких же легионов, какие создал Пилсудский на австрийской территории с негласного согласия австрийского правительства.
Учитывая неизбежность вышеизложенных событий — будь то в близком или далеком будущем, — можно настойчиво советовать национально мыслящим русским изменить, заблаговременно свое предвзятое отношение к Украине и искать сближения с её сознательными силами. Для сего в первую очередь придется отказаться от идеологии Каткова и Самарина и уверить окраины, что им от национальной России в будущем не грозит никакая опасность и что националистам нужно лишь освобождение от большевиков, одинаково опасных для всех угнетенных ими национальностей на территории бывшей русской империи. Лозунг «свобода всяким национальностям» — могучее оружие против лозунга «безграничной личной свободы», а тем более против «полного личного порабощения большевиками».
«Великую Единую» может создать только большевизм. Но это будет не «Россия», а «великая единая вcемирная революция».
Не следует забывать, что если для Англии смертельным было сближение России и Германии, как признался Черчилль, то величайшая опасность для великороссов состоит в сближении Польши с Украиной. Эта опасность проявилась в 1919 году и молниеносно отразилась на русском национальном деле. Сближение, состоявшееся 18 августа между Петлюрой и Пилсудским, вызвало немедленную гибель Деникина. Эта смертельная опасность продолжает существовать и поныне и никем из русских не оценивается в той мере, какой достойна её страшная реальность. В своей радиоречи ген. Кутржеба недвусмысленно говорит о целях Польши: «создать с помощью польских войск украинскую армию способную защищать свое отечество... Политической целью было создание украинского национального государства в качестве естественного союзника против русского империализма».
Общеизвестно, что политические планы и цели покойного Пилсудского сейчас столь же актуальны и действительны, как планы Ленина, Муссолини и Гитлера. Русские могут защититься против смертельных для национальной России планов Польши, надламывая ocтрие направленного против них копья, т. е. отказываясь от русского империализма, на который Кутржеба указывает как на главного врага. Империализм этот, в сущности потерял всякий смысл при том положении, в котором находится сейчас Россия.
Каждому русскому следует поглубже ознакомиться со взаимоотношениями поляков и украинцев. Поляки могут рассчитывать лишь на левые элементы Украины, все же правые организации — антипольские, а к ним принадлежат миллионы сплоченных людей.
В смертный час перед человеком открывается сущность его прошлых, грехов. Так и Врангелю, перед кончиною белой армии, душу которой он воплощал, стало ясным где таились причины гибели национального дела. «Среди населения правобережной Украины, пишет он в своих записках (стр. 178), распространялись мои воззвания... В 20-х числах августа прибыла депутация от наиболее крупного партизанского отряда Омельяновича-Паленко..., ведшего борьбу под украинским желто-блакитным флагом... По словам начальника, население правобережной Украины озлоблено против большевиков, однако с 1919 года недобрая память о действиях добровольческих частей осталась и это, с умелой пропагандой поляков, у украинцев поддерживало сочувствие к самостийникам»…
Нужно ли после всего этого добавлять, куда ведут пути национального расчёта...»
Юзерпик 2015

Совет рабочих и солдатских депутатов должен сделать новый переворот или не мешать правительству.

Киев, 27 марта
(По телеграфу из Петрограда)
На предложение господина Стеклова, сделанное немцам от имени петроградского пролетариата, – свергнуть Вильгельма – Гинденбург ответил разгромом пяти русских полков на Стоходе. Один полк потерял половину состава, два других вывели несколько сот человек и два погибли полностью.
В Петрограде весть о паническом разгроме на Стоходе произвела слишком сильное впечатление. Правда, люди более выдержанные объясняют, что выдвинутый вперед плацдарм всегда таит в себе опасность в случае внезапного наступления врага быть отрезанным от своих. В данном случае так и было. Пять пострадавших полков занимали сильно выдвинутое положение на левом берегу Стохода и внезапным ударом немцев были отрезаны.
Однако, большинство не верит этому объяснению. Причины поражения видят в разрушении духа армии, в том, что подорвана дисциплина. Немецкие войска, говорят, напуганные, беспрекословно исполняют приказания своих офицеров, а наши обсуждают эти приказания, потому что теперь свобода. И, вследствие такого понимания свободы, немцы нас бьют и бить будут.
Напрасно более спокойные люди урезонивают, что для такого отчаяния нет основания, что поражения могут быть всегда, что при выдвинутых положениях и немцев сколько раз били – эти успокоения не действуют. Петроградцы с ужасом говорят о флоте, о том, что балтийский флот, славно работавший в эту войну, теперь беспомощен, так как почти лишен офицеров, что поэтому правый фланг нашего флота обнажен, и немецкий десант неизбежен.
С той же истеричностью, как несколько дней тому назад стукали лбом перед каждой красной тряпкой, теперь проклинают большевиков, в особенности авторов знаменитого приказа номер первый. Говорят, что этот приказ погубил Россию. Он совершенно поколебал положение офицеров, он погубил Кронштадт, страшно ослабил флот, и, как видно из действий на Стоходе – разрушает и армию. Проклинают на все лады и требуют, чтобы господин Стеклов, стоящий во главе совета рабочих и солдатских депутатов, всенародно заявил, что он не Стеклов, а Нахамкис, ибо, говорят, теперь, после объявления равноправия он имеет право жительства и ему нечего скрываться под чужими именами.
Словом, послушать напуганных петроградцев, все пошло прахом. На самом же деле все это, конечно, невероятно преувеличено.
Однако, опасность действительно велика. Но надо смотреть в корень. Опасность в том, что у нас – два правительства. Еще в ночь на второе марта я говорил Стеклову, журналисту Суханову, адвокату Соколову и другим воротилам совета рабочих и солдатских депутатов:
- Власть должна быть одна. Поэтому, если вы чувствует в себе силу управиться с Россией – арестуйте всех нас, арестуйте Государственную Думу и правьте сами. Если же вы управлять Россией не беретесь, не мешайте тем людям, которые имеют мужество взять на себя бремя власти.
Эти господа ответили мне, что они нас арестовывать не собираются. Но они сделали гораздо хуже. Допустив образование временного правительства, они теперь жмут ему руки и со связанными руками отдают на растерзание Гинденбургу, который пользуется всей полнотой власти.
Совершенно ясно, что пока будет двоевластие, ждать толку нельзя. Совет рабочих и солдатских депутатов или должен сделать новый переворот – свергнуть временное правительство и стать на его место, или же предоставить правительству быть правительством. Если он этого не сделает, если присвоением себе параллельной власти он будет вносить разъединение, беспорядок и сомнение в умах перед лицом врага, то разгром России ляжет на его ответственность.

В. Шульгин

"Киевлянин", 28 марта 1917 года, статья на 1-й странице газеты